ru

Донна Тартт

    svetlalıntı yaptıgeçen yıl
    «В красоте заключен ужас. Все, что мы называем прекрасным, заставляет нас содрогаться».
    svetlalıntı yaptıgeçen yıl
    Один взгляд на нее пробуждал к жизни почти безграничный мир фантазий — от эллинизма до готики, от вульгарного до сакрального.
    svetlalıntı yaptıgeçen yıl
    Третий юноша из этой пятерки выглядел необычнее всех. Элегантный, с острыми выступами локтей и плеч и нервными движениями рук, он был таким худым, что, казалось, вот-вот сломается. Лукавое, белое, как у альбиноса, лицо венчала аккуратная огненная копна самых рыжих волос на свете. Я полагал (ошибочно), что он одевается, как Альфред Дуглас или граф де Монтескью[6]: великолепные накрахмаленные рубашки с отложными манжетами, изумительные галстуки, легкое черное пальто, полы которого вздымались на ходу и придавали ему сходство с королем студенческого бала и Джеком-потрошителем одновременно. Как-то раз я с восхищением заметил у него на носу пенсне. (Позже выяснилось, что оно ненастоящее, в оправу вставлены простые стекла, а зрение у него острее моего.) Его звали Фрэнсис Абернати.
    Алекс С.alıntı yaptı2 yıl önce
    Она озаряла все золотым светом, она была линзой, которая укрупняла красоту, так что весь мир преображался рядом с нею, с ней одной.
    lin malvoalıntı yaptı2 yıl önce
    Фрэнсис, отправившийся на прогулку босиком и в халате, осторожно перешагивал через камни и ветки, стараясь не расплескать пиво. Когда мы пришли на берег, он зашел в воду по колено и, воздев руки, как Иоанн Креститель, позвал нас к себе.
    Olesya Zaykoalıntı yaptıgeçen yıl
    Он случайно не курит?
    Я не удержался от смешка.
    Olesya Zaykoalıntı yaptıgeçen yıl
    — Кстати, что теперь делать со стеклом? — продолжал Фрэнсис.
    — Кстати, что теперь делать со мной? — спросил я, и все повернулись ко мне. — Я ранен.
    svetlalıntı yaptıgeçen yıl
    — Cubitum eamus?[9]
    — Что?
    — Ничего.
    svetlalıntı yaptıgeçen yıl
    — По-твоему, в природе существует способ донести до сознания декана, что среди нас обитает божество?
    svetlalıntı yaptıgeçen yıl
    Смерть — мать красоты, — изрек Генри.
    — А что же тогда красота?
    — Ужас.
    — Хорошо сказано, — кивнул Джулиан. — Красота редко несет покой и утешение. Напротив. Подлинная красота всегда тревожит.
fb2epub
Dosyalarınızı sürükleyin ve bırakın (bir kerede en fazla 5 tane)