Ю Несбё

И прольется кровь

    Alexander Adamovalıntı yaptı6 yıl önce
    Где заканчивается история?
    Мой дед был архитектором. Он говорил, что линия, как и история, заканчивается там, где она началась. И наоборот.
    Дед проектировал церкви. По его словам, он делал это, потому что у него хорошо получалось, а не потому, что он верил в существование богов. Этим он зарабатывал на жизнь. Но он говорил, что хотел бы верить в бога, за строительство церквей в честь которого ему платили. Возможно, тогда его труд казался бы деду более значительным.
    «Мне стоило бы проектировать больницы в Уганде, — говорил он. — Их можно было бы начертить за пять минут и построить за десять дней, и там спасали бы человеческие жизни. Вместо этого я месяцами сижу и рисую монументы суеверию, которое никого не спасет».
    Убежище — так он называл свои церкви. Убежище от страха смерти. Убежище от не­убывающей человеческой надежды на вечную жизнь.
    «Дешевле вышло бы выдавать людям в утешение соски и плюшевых мишек, — говорил он. — Но как бы то ни было, уж лучше я спроектирую церковь, на которую не против­но будет смотреть, чем эта работа достанется какому-нибудь архитектору-идиоту. В наше время они загрязняют страну своими монстрами, которые называют церквями».
    Yana Zolotovaalıntı yaptı6 yıl önce
    Может быть, эта история началась в тот миг, когда я понял, что трое моих одноклассников играют в футбол гораздо лучше меня? Или когда Бассе, мой дед, показал мне рисунки храма Саграда Фамилия, сделанные его ру­кой? Или когда я впервые затянулся сигаретой и послушал первую песню группы «Grateful Dead»? Или когда я прочитал в университете Канта и решил, что все понял? Или когда продал первую дозу травки? Или когда поцеловал Бобби — а это, вообще-то, девушка, — или когда впервые увидел малень­кое, сморщенное, истошно вопящее существо,­ впоследствии получившее имя Анна? А может быть, когда я сидел в вонючей подсобке магазина Рыбака и он рассказывал, чего от меня хочет. Не знаю. Мы придумываем историям начало, конец и логику развития, чтобы придать жизни смысл.
    Поэтому с тем же успехом можно начать прямо здесь, посреди всей этой путаницы, ко­гда жизнь сделала паузу, остановилась, чтобы перевести дух, и на какое-то мгновение мне показалось, что я нахожусь в пути — и одновременно у цели.
    rigafocusalıntı yaptı4 yıl önce
    Я не верил в жизнь после смерти, но я верил в смерть после жизни.
    rigafocusalıntı yaptı4 yıl önce
    Судя по всему, в раю будет просторно
    Maltesecatalıntı yaptı4 yıl önce
    «Даже Футабаяма много раз проигрывал, прежде чем стал побеждать».
    Anastasia Mitrofanovaalıntı yaptı5 yıl önce
    Наступила темнота. Я упал. Дыра засасывала меня все глубже, и даже весь спирт мира не мог этого остановить.
    Taniia Panteleevaalıntı yaptı6 yıl önce
    Я не верил, не ожидал и не надеялся ни на что. Я просто зайду к ней, поблагодарю и вер­ну винтовку и бинокль. И свою жизнь. И спро­шу, не хочет ли она, случайно, провести ее остаток вместе со мной. А потом уйду, с ней или без нее.
    Taniia Panteleevaalıntı yaptı6 yıl önce
    Дед обожал испанские пословицы, которые он выучил, пока жил в Барселоне, создавая свой вариант собора Саграда Фамилия. Одна из тех, что я слышал чаще всего, звучала так: «В доме нас было мало, и вдруг бабуш­ка забеременела». Это означало что-то вроде:­ «Как будто раньше у нас проблем не было!»
    vovchinalıntı yaptı6 yıl önce
    Жизнь в основном состоит из того, что ты пытаешься делать вещи, которые тебе не под силу, — сказал я. — Ты будешь проигрывать чаще, чем выигрывать.
    Alisa Sobolevaalıntı yaptı6 yıl önce
    Да уж, здесь, на севере, к прощаниям отно­сятся серьезно. Может быть, все оттого, что расстояния велики, а природа сурова и совершенно не обязательно люди вскоре встретятся вновь или вообще встретятся.
    Alisa Sobolevaalıntı yaptı6 yıl önce
    «Нет, все, теперь я хочу пойти домой и залиться слезами», — случалось, говорил Туральф в середине вечера. Это всегда повергало в хохот других кутил. А то, что Туральф действительно шел домой и плакал, — это совсем другая история.
    Alik Sagatelyanalıntı yaptı4 ay önce
    Все еще боишься?
    Я посмотрел на ботинки. Они были меньше моих.
    – Нет.
    G.E.alıntı yaptı6 ay önce
    Все, что находилось позади меня, там и останется.
    G.E.alıntı yaptı6 ay önce
    Мне казалось, что в его храпе я слышал даже его сетчатую майку.
    Anna Bezrukovaalıntı yaptı8 ay önce
    Я не верил в жизнь после смерти, но я верил в смерть после жизни.
    UntilYouReturnalıntı yaptı8 ay önce
    Финнмаркское плато называют кра­сивым. Черт, не знаю. По-моему, люди используют это слово при описании суровых, негостеприимных мест, чтобы придать себе крутизны или прикинуться глубоко понимающими, вроде тех, кто кичится своей любовью к непонятной музыке или нечитаемой литературе.
    Anna Bezrukovaalıntı yaptı10 ay önce
    ы не должен знать другого бога, кроме Меня»1. Естественное предписание любого диктатора своим подданным. Забавно только, что христиане сами этого не понимали, не видели механизмов, силы регенерации и самодостаточности, благодаря которым эти суеверия смогли пережить две тысячи лет, и думали, что ключ к спасению предназначался тем, кому невероятно повезло родиться в тот самый промежуток времени, по сути краткий миг в истории человечества
    Anna Bezrukovaalıntı yaptı10 ay önce
    не должен знать другого бога, кроме Меня»1. Естественное предписание любого диктатора своим подданным. Забавно только, что христиане сами этого не понимали, не видели механизмов, силы регенерации и самодостаточности, благодаря которым эти суеверия смогли пережить две тысячи лет,
    N1nJa7alıntı yaptıgeçen yıl
    Поэтому с тем же успехом можно начать прямо здесь, посреди всей этой путаницы, ко­гда жизнь сделала паузу, остановилась, чтобы перевести дух, и на какое-то мгновение мне показалось, что я нахожусь в пути — и одновременно у цели.
    Marina Serozhenkoalıntı yaptı2 yıl önce
    Мы придумываем историям начало, конец и логику развития, чтобы придать жизни смысл.
fb2epub
Dosyalarınızı sürükleyin ve bırakın (bir kerede en fazla 5 tane)