ru

Иэн Макьюэн

Британский писатель, лауреат Премии Сомерсета Моэма (1976), Букеровской премии (1998) и Иерусалимской премии за свободу индивида в обществе (2011).
yıl ömür: 21 Haziran 1948 şu an

Kitaplar

Alıntılar

olyasolntcealıntı yaptı2 yıl önce
Как сказал Шопенгауэр о свободе воли, ты волен выбирать все, что пожелаешь, но ты не волен выбирать своих желаний.
Ekaterina Gurinaalıntı yaptı7 ay önce
Во время необычного утреннего затишья Вернона Холлидея не раз посетила мысль, что он, возможно, не существует. Тридцать секунд без помех он сидел, тихо щупая голову пальцами, и тревожился. С тех пор как он прибыл в «Джадж» два часа назад, он успел поговорить, по отдельности и напряженно, с сорока людьми. И не просто поговорить: за исключением двух бесед он всякий раз принимал решения, ставил первоочередные задачи, поручал, выбирал, высказывал мнение, которое будет воспринято как приказ. Это отправление властных обязанностей не обостряло ощущения собственной личности, как обычно, — наоборот, Вернону казалось, что он растворяется; он просто сумма всех людей, которые его выслушивают, а когда он один, его просто нет. Когда он в одиночестве искал мысль, оказывалось, что думать некому. Кресло его пусто; сам он мелко распылен по всему зданию — от финансового отдела на шестом этаже, где он должен вмешаться и предотвратить увольнение старой литсотрудницы, не владеющей орфографией, до цокольного этажа, где из-за мест на стоянке началась открытая война между ведущими сотрудниками, а заместитель главного редактора готов был подать в отставку. Кресло Вернона было пусто потому, что он находился в Иерусалиме, в палате общин, в Кейптауне и Маниле, рассыпавшись по земному шару, как пыль; он был на ТВ и на радио, на обеде с епископами, произносил речь перед нефтепромышленниками, проводил семинар со специалистами из Европейского союза. В краткие мгновения, когда он оставался один, дневной свет гас. И даже наступившая темнота никого конкретно не обступала, никому не причиняла неудобств. Не было даже уверенности, что отсутствует именно он.
veterinastyaalıntı yaptı7 ay önce
В жанре фарса она описала недели тоски и одиночества дома, куда приехала, чтобы побыть с семьей, восстановить то, что было утрачено за время ее отсутствия, и где нашла родителей и сестру — каждого по-своему — отсутствующими.

İzlenimler

b2125055825bir izlenim paylaşıldı9 ay önce
😄LOLZ
👍Okumaya değer

Жизненные рассказы!!!!!!!!

  • mevcut değil
    Иэн Макьюэн
    Меж сбитых простыней
    • 60
    • 25
    • 3
    • 13
    ru
  • Алекс С.bir izlenim paylaşıldı7 ay önce
    🔮Gizli Derinlikler
    💞Bayıldım
    👍Okumaya değer

    Восхитительно! Автор - настоящий волшебник. Глубокая и очень захватывающая книга.

  • mevcut değil
    Иэн Макьюэн
    Дитя во времени
    • 193
    • 31
    • 3
    • 21
    ru
  • kittymarabir izlenim paylaşıldı2 ay önce
    💡Çok Şey Öğrendim
    🎯Değer
    👍Okumaya değer

    Британский солярис

    Писатель все ж таки однозначно - не мой. Но эта книга, скорее всего, лучшее у него для меня, как читателя. И все равно я видела в ней сплошные недостатки, которые довольно сильно раздражали. И, в принципе, недостатки в тексте - это совсем не страшно. Но ежели они раздражают, то дело представляется безнадежным.

    Ну, идея. Она, конечно же, не нова (это не минус книге), но здесь реализована в целом неплохо. Ну, там библейский мотив, хотя, скорее, древнегреческий. Или, скажем, этакий "солярис" на британский лад. Когда человек, помимо множества мелких прегрешений и ошибок, совершает одну глобальную. Просто таки фатальную.
    И все. Она перекрывает все дальнейшее, включая, собственно, жизнь. Которая превращается в подобие бесконечной голгофы до самого конца, только без возможности искупления. Потому что здесь никак невозможно исправить нанесенный ущерб, скорректировать прошлое. Невозможно переписать поступок, деяние. Жизнь, увы, не черновик. Возможно экзамен с правом пересдачи. Но далеко не всегда, к сожалению, дается шанс.

    Несколько странным показалось то, что пожизненный крест неискупимой вины навесили ребенку. Даже не подростку. По-справедливости, любые взятки тут гладки. Ибо происходящее выглядело вполне себе подозрительно, и не в чем тут обвинять себя. Кроме, разве что чтения чужого письма. А так походу реально роковое стечение обстоятельств и детская наивность.
    Намного больше вины в случившейся трагедии и оговоре невиновного у взрослых людей, которые манипулировали и поощряли болезненные фантазии девочки, внезапно столкнувшейся с реалиями жизни и вопросами сексуальности. И вот они, если чувствовали хотя бы половину того, что взяла на себя она, и то было бы уже неплохо. Только, похоже, что не чувствовали. Нашли козла отпущения, и для всех сложилось все расчудесным образом, кроме троих людей: жертвы, его возлюбленной и его обвинителя.
    И если для пары влюбленных все закончилось, если не быстро, то довольно-таки скоро, хоть и печально, то для британского аналога криса кельвина голгофа растянулась на долгую-долгую жизнь.

    Ну, и если у человека есть совесть, есть живая душа, то так и должно быть, наверное. Вечный солярис.

    Что раздражало. Подробное разжевывание: вот она виноватая, она это сделала, сделала это она. А потом поняла, что оговорила невиновного. Но сделала. А потом поняла, что сделала не то. И ничего не вернешь взад. Вот что наделала-то.
    Спасибо, блин. От писателей прошлого времени - еще как-то можно стерпеть морализаторство и примитивное раскладывание по полочкам откудова, зачем и почему растут ноги у того или иного слова, поступка или явления. Но разжевывать в кашицу тексты родом из хх и х|х веков? Лично я сама умею думать и анализировать.

    И, конечно, просто неистово доставило решительное такое утверждение, что гипотетический человек во время секса дабы не закончить с ним слишком быстро...

    «В такие моменты человек часто фантазирует, переносясь в отдаленные и возвышенные пространства. Робби видел, как шагает по скругленной вершине горы, словно зависшей между двумя более высокими пиками. Он неспешно осматривался, не торопясь подходить к скалистому обрыву и заглядывать в почти отвесную пропасть, куда ему вскоре предстояло броситься. Было соблазнительно прямо сейчас прыгнуть вниз, но он был человеком, умудренным опытом, поэтому находил в себе силы отойти от края и ждать. Это оказалось нелегко, его тянуло назад, приходилось сопротивляться. Если не думать о крае, можно заставить себя не подходить к нему и избежать искушения. Он нарочно стал вспоминать о самых скучных вещах на свете: гуталине, многочисленных бланках, которые обязаны заполнять абитуриенты, мокром полотенце на полу своей спальни. Перед глазами всплыла перевернутая крышка мусорного ведра с застоявшейся дождевой водой, полукруг, оставшийся от чайной чашки на обложке «Стихотворений» Хаусмена…»

    Ну да, ага. Простите, чота ржу. Нет, блин, не все медитируют, уносясь куда-то там, кто-то просто умеет разговаривать с партнером, если вообще медитируют, - оно зависит от склада личности, того же темперамента. Нда уж.

    По концовке: А вот описание первого приема раненых в британском госпитале, в котором участововала главгерша - огромный плюсище от меня. Без дураков.

  • mevcut değil
    Иэн Макьюэн
    Искупление
    • 4.3K
    • 675
    • 73
    • 204
    ru
  • fb2epub
    Dosyalarınızı sürükleyin ve bırakın (bir kerede en fazla 5 tane)