Гюнтер Грасс

Немецкий писатель, скульптор, художник, график, лауреат Нобелевской премии по литературе 1999 года.
yıl ömür: 16 Ekim 1927 şu an

Alıntılar

Evgeny Nitsenkoalıntı yaptıgeçen yıl
больше романных героев, потому что нет больше индивидуальностей, потому что индивидуальность безвозвратно утрачена, потому что человек одинок, каждый человек равно одинок, не имеет права на индивидуальное одиночество и входит в безымянную и лишенную героизма одинокую толпу
Natalya Gutyrchikalıntı yaptıgeçen yıl
Когда в четвертый раз прошедший освидетельствование паренек спустя почти час выскочил из портала окружной комендатуры, скатился вниз по лестнице и, бросаясь на шею Агнес, то есть моей матушке, шепнул ей на ушко столь распространенную тогда присказку «Ни кожи, ни рожи, на годик отложим», матушка впервые обняла Яна Бронски, и я не уверен, что ей и в будущем доводилось быть столь же счастливой, когда она обнимала Яна.
Natalya Gutyrchikalıntı yaptıgeçen yıl
чтобы сразу же поставить вас в известность: я принадлежу к числу тех восприимчивых младенцев, чье духовное развитие уже завершено к моменту появления на свет, в дальнейшем же его надлежит только подтверждать

İzlenimler

kittymarabir izlenim paylaşıldıgeçen yıl
💡Çok Şey Öğrendim
🎯Değer
👍Okumaya değer

Память любит хранить старье... (цэ)

Впечатления, скажем так, неоднозначные. Вообще, Грасс уж слишком-слишком повторяется, просто до утомительности. Если таково вообще свойство его прозы, то, похоже, мы с ним не сойдемся. В таких специфических делах, как авторский стиль, или возникает магия с книгами или нет. Здесь у нас не срослось.

Еще весьма поразило, как он пишет о коллективной ответственности немецкой нации за нацизм и ставит в строй себя - школьника (ребенка), жившего под крылом у родителей. Вы бы еще граждане немцы записали в виноватые младенцев в обоссаных пеленках, ага. Вот, как только человек взял оружие в руки или стал совершеннолетним, тогда да. Тогда наступает ответственность.

Ну, про то, что он не сделал ни одного выстрела во врага, я поверю так же, как лично он не поверил в истязания и смерти узников в немецких концлагерях, когда американцы показывали ему и сотоварищам фотографии с мест преступлений. И если потом он таки признал неприглядную правду, то я со своей стороны, пожалуй, останусь на прежней позиции. Так не бывает, герр грасс. Ходить с ружьишком по полям, по лесам, посреди нашенского наступления и ни разу, вот ни разу не бабахнуть пулькой. То есть из заржавевшего дула пророс сочный и полезный сельдерей, расцвел, заколосился и благоухал аж до самого рейхстага с нотками песни "All you need is love".

С пленом грассу повезло попасть к американцам. Им там, конечно, устроили диету, но все равно несравнимую с измором бухенвальда и прочих концлагерей. Однако, что такое голод он запомнил навсегда. И работали ребята не на износ, а опосля трудового дня ходили в кружки по интересам и развивались. Именно тогда грасс запомнил множество рецептов от одного шеф-повара (тот еще мазохизм, знаете ли) и в дальнейшем баловался на досуге на кухне.

До передела мира после поражения германии семья грассов проживала на нынешней территории польши. И когда пришли иваны (так он называет наших солдат), то его мать и сестра были изнасилованы. Тут любовь к повторам грассу опять не изменила. Упомянуто об этом прискорбном факте неоднократно. Это, конечно, ужасно. То, что женщины и дети расплачиваются за ошибки и поражения своих политиков, солдат, мужчин. Только я читала и думала, а поинтересовался ли ты - сын и брат, что творили ваши солдаты с женщинами и детьми в странах, куда вы приперлись, когда вас ни разу не звали? Нет, об этом в мемуарах не написано, то есть получается, что своя рубашка ближе к телу. И вот как-то совершенно похожие чувства возникли и у меня, когда я читала его повторы о насилии. Мне почему-то неизменно вспоминались бесчинства немецких захватчиков над женами, сестрами и дочерьми иванов.

А, вообще, любым насильникам от меня анафема, невзирая на их расу, национальность, пол, политические воззрения и прочие причиндалы.

Конечно же, грасс пишет о творческой кухне. В детстве он очень много читал, мечтал стать скульптором или художником. Впоследствии даже учился на скульптора и даже что-то продал из созданного. Но все-таки стал писать. И ой, до чего все по блату, то есть проникновение в профессиональную нишу произошло через творческие сообщества и знакомства, впрочем, как и везде. И будучи писателем-реалистом брал сюжеты и персонажей не из головы, а из жизни. В ход пошло всё и все, начиная с детства.
И творчество оказалось важнее личной жизни, хотя женщин он очень даже любил. Жены, любовницы, дети... Везде успевал. Однако, самые проникновенные оды в книге посвящены друзьям...

"Он был заранее угрюм, когда заходил в закрытое помещение, например, в мастерскую, полную учеников. Мягкие поредевшие волосы. Покрасневшие глаза, ибо ветер дул ему в лицо навстречу во все времена. Нежный рисунок рта и крыльев носа. Целомудренный, как его графика..."

... и любимым печатным машинкам определенной марки. И чего-то я ни разу не удивляюсь.

"Практически всегда я хранил ей верность. Я не мог и не хотел расставаться с ней. Привержен ей и до сих пор. Она всегда знала обо мне больше, чем я сам желал бы знать о себе. Она занимает место на одной из моих конторок, ожидая меня всеми своими клавишами.
Признаюсь, временами я пробовал и другие модели - как говорится, ходил на сторону, - однако всегда побеждала привязанность к ней, на что она отвечала взаимностью даже тогда, когда такие пишущие машинки исчезли из продажи."

В целом же, грасс смотрел на мир не однобоко и не боялся высказывать непопулярное мнение и оставаться в меньшинстве. Как в случае с разграблением материального добра на территории бывшей гдр. Признание, пусть даже спустя много лет, своей службы в сс - тоже смелость. Но при этом он старался сохранить чувство собственного достоинства, не уничижаться. Удалось ему это или нет - все-таки под вопросом. Ибо трудно не впасть в ту или иную крайность, трудно. Но хотя бы попытался.

Самый трогательный момент, это его воспоминания о погибших в первую мировую войну трех дядях - братьях матери; о том, как с ними погибли все их мечты. Один мечтал стать художником - грасс рисовал и ваял, другой собирался стать поваром - грасс обожал колдовать на кухне, третий собирался податься в поэты и даже успел напечататься - его мечту грасс более чем воплотил своей жизнью, издав под его именем несколько рассказов.
И, черт возьми, это такая трогательная сентиментальность. Не только в немецком, но и в русском духе.

  • mevcut değil
    Гюнтер Грасс
    Луковица памяти
    • 528
    • 38
    • 3
    • 24
    ru
  • Екатеринаbir izlenim paylaşıldı2 ay önce
    👍Okumaya değer

  • mevcut değil
    Гюнтер Грасс
    Жестяной барабан
    • 1.6K
    • 384
    • 7
    • 111
    ru
  • theRuslanbir izlenim paylaşıldı6 ay önce
    👍Okumaya değer

  • mevcut değil
    Гюнтер Грасс
    Фотокамера
    • 55
    • 21
    • 1
    • 2
    ru
  • fb2epub
    Dosyalarınızı sürükleyin ve bırakın (bir kerede en fazla 5 tane)