Варлам Шаламов

Колымские рассказы

    Anastasia Ofitserovaalıntı yaptı6 yıl önce
    Дружба не зарождается ни в нужде, ни в беде. Те «трудные» условия жизни, которые, как говорят нам сказки художественной литературы, являются обязательным условием возникновения дружбы, просто недостаточно трудны. Если беда и нужда сплотили, родили дружбу людей — значит, это нужда не крайняя и беда не большая. Горе недостаточно остро и глубоко, если можно разделить его с друзьями. В настоящей нужде познается только своя собственная душевная и телесная крепость, определяются пределы своих возможностей, физической выносливости и моральной силы.
    Alla Kurganskayaalıntı yaptı5 yıl önce
    Человек счастлив своим уменьем забывать.
    Anna Cherenkovaalıntı yaptı5 yıl önce
    Мечта каждого доброго россиянина — и заключенного, и вольнонаемного, — чтобы его поставили что-нибудь, кого-нибудь проверять. Во-первых: я над кем-то командир. Во-вторых: мне оказано доверие. В-третьих: за такую работу я меньше отвечаю, чем за прямой труд. А в-четвертых: помните атаку «В окопах Сталинграда» Некрасова.
    Катя Логиноваalıntı yaptı2 yıl önce
    при голоде, холоде и бессоннице никакая дружба не завязывается, и Дугаев, несмотря на молодость, понимал всю фальшивость поговорки о дружбе, проверяемой несчастьем и бедою. Для того чтобы дружба была дружбой, нужно, чтобы крепкое основание ее было заложено тогда, когда условия, быт еще не дошли до последней границы, за которой уже ничего человеческого нет в человеке, а есть только недоверие, злоба и ложь
    Ira Ineshinaalıntı yaptı2 yıl önce
    Дороги всегда прокладывают в тихие дни, чтоб ветры не замели людских трудов.
    Элина Яснаяalıntı yaptı6 yıl önce
    И я понял самое главное, что человек стал человеком не потому, что он божье созданье, и не потому, что у него удивительный большой палец на каждой руке. А потому, что был он [физически] крепче, выносливее всех животных, а позднее потому, что заставил свое духовное начало успешно служить началу физическому.
    Andrey Rafikovalıntı yaptı10 ay önce
    И я понял самое главное, что человек стал человеком не потому, что он божье созданье, и не потому, что у него удивительный большой палец на каждой руке. А потому, что был он [физически] крепче, выносливее всех животных, а позднее потому, что заставил свое духовное начало успешно служить началу физическому.
    mariaiamdrunkalıntı yaptı10 ay önce
    Поэт так долго умирал, что перестал понимать, что он умирает.
    Kristina Mustafinaalıntı yaptıgeçen yıl
    Мы все понимали, что выжить можно только случайно. И, странное дело, когда-то в молодости моей у меня была поговорка при всех неудачах и провалах: «Ну, с голоду не умрем». Я был уверен, всем телом уверен в этой фразе. И я в тридцать лет оказался в положении человека, умирающего с голоду по-настоящему, дерущегося из-за куска хлеба буквально, — и все это задолго до войны.
    Иванalıntı yaptıgeçen yıl
    Не надо знать материал слишком. Таковы все писатели прошлого и настоящего, но проза будущего требует другого. Заговорят не писатели, а люди профессии, обладающие писательским даром. И они расскажут только о том, что знают, видели. Достоверность — вот сила литературы будущего.
    Ирина Гейнцalıntı yaptı2 yıl önce
    Есенина, единственного поэта, признанного и канонизированного преступным миром
    Ira Ineshinaalıntı yaptı2 yıl önce
    была фотография молодой женщины, с каким-то случайным, как на всех снимках «моменталок», выражением лица.
    Ira Ineshinaalıntı yaptı2 yıl önce
    Ноготь мизинца был сверхъестественной длины — тоже блатарский шик, так же, как «фиксы» — золотые, то есть бронзовые, коронки, надеваемые на вполне здоровые зубы.
    moiixxmalıntı yaptı2 yıl önce
    Я заснул, и в своем рваном голодном сне я видел эту шестаковскую банку сгущенного молока — чудовищную банку с облачно-синей наклейкой. Огромная, синяя, как ночное небо, банка была пробита в тысяче мест, и молоко просачивалось и текло широкой струёй Млечного Пути. И легко доставал я руками до неба и ел густое, сладкое, звездное молоко.
    Natalya Oparinaalıntı yaptı3 yıl önce
    В Магадане давно построена каменная тюрьма, но и это новое, «благоустроенное» здание по последнему слову пенитенциарной техники называется «Домом Васькова».
    Anastasia Rytikovaalıntı yaptı3 yıl önce
    Афоризм Павла I: «В России знатен тот, с кем я говорю и пока я с ним говорю»
    Nika Chernikovaalıntı yaptı3 yıl önce
    Мы научились смирению, мы разучились удивляться. У нас не было гордости, себялюбия, самолюбия, а ревность и страсть казались нам марсианскими понятиями, и притом пустяками. Гораздо важнее было наловчиться зимой на морозе застегивать штаны — взрослые мужчины плакали, не умея подчас это сделать. Мы понимали, что смерть нисколько не хуже, чем жизнь, и не боялись ни той, ни другой. Великое равнодушие владело нами. Мы знали, что в нашей воле прекратить эту жизнь хоть завтра, и иногда решались сделать это, и всякий раз мешали какие-нибудь мелочи,
    Анатолий Томсковalıntı yaptı3 yıl önce
    Мы понимали, что смерть нисколько не хуже, чем жизнь, и не боялись ни той, ни другой
    Алевтина К.alıntı yaptı3 yıl önce
    Благодаря своим физическим преимуществам он обращается в моральную силу при решении ежедневных многочисленных вопросов лагерной жизни. Притом он — моральная сила до тех пор, пока он — сила физическая.
    algavrilov2013alıntı yaptı3 yıl önce
    Он понял давно, откуда эта душевная тупость, душевный холод. Мороз, тот самый, который обращал в лед слюну на лету, добрался и до человеческой души. Если могли промерзнуть кости, мог промерзнуть и отупеть мозг, могла промерзнуть и душа. На морозе нельзя было думать ни о чем. Все было просто. В холод и голод мозг снабжался питанием плохо, клетки мозга сохли — это был явный материальный процесс, и бог его знает, был ли этот процесс обратимым, как говорят в медицине, подобно отморожению, или разрушения были навечны. Так и душа — она промерзла, сжалась и, может быть, навсегда останется холодной. Все
fb2epub
Dosyalarınızı sürükleyin ve bırakın (bir kerede en fazla 5 tane)