Максим Трудолюбов

Русский ордер: архитектура, счастье и порядок

Слово «ордер», обозначающее и архитектурный стиль, и «порядок», идеальную социальную систему, и советских времен разрешение занять новую жилплощадь, то есть определенную систему прав собственности, и предписание об аресте, то есть политическую систему, — ключевая метафора книги Максима Трудолюбова «Русский ордер», представляющей собой компактный очерк истории России XX — начала XXI века, написанный через призму взаимосвязи архитектуры, социального и политического уклада и прав собственности.
33 yazdırılmış sayfalar
Orijinal yayın
2013

İzlenimler

    ckrakozyabrabir izlenim paylaşıldı3 yıl önce
    💡Çok Şey Öğrendim
    🎯Değer

    Очень интересно про развитие архитектуры в СССР и затем в России. Отличные метафоры и хорошо описанные причинно-следственные связи, из-за которых страна в архитектурном плане выглядит так, как выглядит. Прочитала с удовольствием, хоть местами и было немного грустно.

    Татьяна Киселеваbir izlenim paylaşıldı6 yıl önce
    🔮Gizli Derinlikler
    💡Çok Şey Öğrendim

    Интересно. Люблю архитектурно-жизненные метафоры, здесь их более чем достаточно.

    b1361512302bir izlenim paylaşıldı3 yıl önce
    👍Okumaya değer
    💡Çok Şey Öğrendim

    Интересно и ничего лишнего.

Alıntılar

    polyhedrainalıntı yaptı4 yıl önce
    Старый дом в старом европейском городе — как сувенир. Его хочется взять и забрать с собой.
    Айalıntı yaptı2 yıl önce
    «Закон экономии властно управляет нашими действиями и мыслями. Проблема дома — это проблема эпохи. От нее ныне зависит социальное равновесие. Первая задача архитектуры в эпоху обновления — произвести переоценку ценностей, переоценку составных элементов дома. Серия основана на анализе и эксперименте. Тяжелая индустрия должна заняться разработкой и массовым производством типовых элементов дома. Надо повсеместно внедрить дух серийности, серийного домостроения, утвердить понятие дома как промышленного изделия массового производства, вызвать стремление жить в таком доме. Если мы вырвем из своего сердца и разума застывшее понятие дома и рассмотрим вопрос с критической и объективной точек зрения, мы придем к дому-машине, промышленному изделию, здоровому (и в моральном отношении) и прекрасному, как прекрасны рабочие инструменты, что неразлучны с нашей жизнью»[1].

    Это Ле Корбюзье писал в 1920-е годы. Это он противопоставил архитекторов и инженеров. Он писал, что архитекторам, забывшим об изначальном предназначении жилища, увлекшимся декором, предстояло умалиться. Им скоро нечего будет делать: «У нас больше нет средств на возведение исторических сувениров».
    Olga Artcafe Tarasovaalıntı yaptı5 yıl önce
    Серийные многоэтажные дома были отличным решением для советского государства, поскольку советская экономика хорошо умела производить «вал» — налаживать массовое производство, в котором количество было важнее качества. Соображения стоимости диктовали размеры комнат, высоту потолков, количество этажей (пять — максимум, возможно, без лифта), появление проходных комнат. Комнаты не принято было определять по функции — «спальня», «гостиная». Назначение комнат, как правило, менялось в зависимости от времени дня — диван становится кроватью и т.п. До сих пор размеры квартир определяются в России по количеству комнат, а не спален.

Kitap raflarında

fb2epub
Dosyalarınızı sürükleyin ve bırakın (bir kerede en fazla 5 tane)