ru
Эндрю Миллер

Кислород

Kitap eklendiğinde bana bildir
Bu kitabı okumak için Bookmate’e EPUB ya da FB2 dosyası yükleyin. Bir kitabı nasıl yüklerim?
    Igor K.alıntı yaptı5 yıl önce
    — Я так устала, — сказала она, уткнувшись ему в шею. — Я всегда думала, что когда мы станем старше, все будет проще. Яснее, Но все еще больше запутывается.
    Anastasiiaalıntı yaptı4 yıl önce
    Люди меняются, Алек.

    – Правда? Я думал, что они просто становятся больше похожи на самих себя.
    Anastasiiaalıntı yaptı4 yıl önce
    Что есть у вас, кроме жизни? А потом вы вдруг обнаруживаете себя в каком-то кабинете, куда сквозь жалюзи пробивается солнце, и все выглядит удручающе нормальным, и в этот день вам нужно бы переделать кучу вещей, но все уже кончено. Кончено. Растоптано.
    Anastasiiaalıntı yaptı4 yıl önce
    Во всех книгах пациенту советовали заранее составить список вопросов, записать их, чтобы не сбиться с мысли, но у нее такого списка не было, а знать она хотела то же, что и все. Сколько ей осталось? Глупый вопрос, потому что врачи – не гадалки, и рак не подчиняется расписанию
    Anastasiiaalıntı yaptı4 yıl önce
    «Присядь, Алиса, присядь, дочка, давай-ка попробуем вместе понять эту горькую правду: любовь – это еще не все, люди не всегда могут вернуться обратно»
    Anastasiiaalıntı yaptı4 yıl önce
    Сейчас, когда она стала старше, намного старше, чем был он тогда, ей думалось, что она поняла. Пустоту. Поняла, что можно прочувствовать нечто настолько глубоко, что уже не избавишься до конца от этих чувств. Каким словом называют ощущение, когда ничто уже не имеет смысла?
    olga4sergeevnaalıntı yaptı4 yıl önce
    Америка вселяет в меня надежду. Понимаешь?
    olga4sergeevnaalıntı yaptı4 yıl önce
    В чем бы ни заключалось свойство человеческой природы, которое позволяет людям уничтожать себе подобных, Ласло этим свойством не обладал. Это было выше его сил. Он не мог убить. Не мог.
    olga4sergeevnaalıntı yaptı4 yıl önce
    Как тебя приняла Америка?
    – По-королевски, – ответил Ларри
    olga4sergeevnaalıntı yaptı4 yıl önce
    На кухне при свете лампы, посреди сверкающей утвари, приобретенной благодаря «Генералу Солнечной долины», они швыряли в лицо друг другу обвинения, нимало не заботясь об их справедливости и правдоподобности, – словесная драка вслепую.
    olga4sergeevnaalıntı yaptı4 yıl önce
    Знаешь, страдание происходит от нашей неспособности принять быстротечность жизни
    olga4sergeevnaalıntı yaptı4 yıl önce
    Я знал, что вы придете.
    – В таком случае, – ответил Ласло, все еще запыхавшись после подъема, – вам было известно больше, чем мне.
    olga4sergeevnaalıntı yaptı4 yıl önce
    хотя ему тогда было всего лет тринадцать, справлялся с ними на удивление хорошо, пожимая руки, разряжая обстановку. Все это заметили. Дар знать, что и когда делать. Такому невозможно научиться.
    olga4sergeevnaalıntı yaptı4 yıl önce
    По привычке, как тот бедняга бирманец у Оруэлла[36], который перешагнул через лужу по дороге на виселицу, не желая замочить ноги. Неужели такие вещи уходят в последнюю очередь? Жесты, непроизвольные действия, манера наклонять голову или двигать руками при разговоре?
    olga4sergeevnaalıntı yaptı4 yıl önce
    даже некоторый оптимизм, дразнивший его мыслью, что еще не вечер, что жизнь даже теперь – особенно теперь – может сделать ему сюрприз и показать вход в сад, где он еще никогда не гулял и где, словно в сказке со счастливым концом, ему все простится. Абсурд, конечно, но все же…
    Катя Булгаковаalıntı yaptı5 yıl önce
    Над некоторыми словами и на полях Алек острым карандашом делал пометки. При свете ветроустойчивого фонаря (в самую безветренную из ночей) он нота за нотой познавал музыку новой пьесы, и, теперь, когда в его голове наконец-то улеглись посторонние мысли, слагал близкую к тексту, подражательную песнь перевода.
    merenwelalıntı yaptı6 yıl önce
    Вероятно, чтобы изменить мир, не требуется ничего, кроме веры в то, что такая перемена возможна.
    Anna Fedorovaalıntı yaptı6 yıl önce
    и заговорил сам с собой, заговорил, спрятавшись за маской собственного лица, освобождаясь от страха, что он вот-вот совершит – в этом чрезвычайно общественном месте – что-нибудь совершенно неподобающее. Расхохочется, как гиена, или скрючится в проходе, или погладит один из каштановых завитков над бровями у матери девочки – что-нибудь такое, что наверняка будет иметь потрясающие последствия. Конечно, это было частью нового напряжения, новой дерзости, которую он готовился совершить, и это вынуждало его постоянно следить за собой и себя одергивать. Но особенно сильно его тревожило все более настойчивое чувство протеста, стремление к разоблачению, импульс, чей истинный смысл оставался для него неясным, но который, как в свое время для его отца, мог стать для него разрушительным.
    Anna Fedorovaalıntı yaptı6 yıl önce
    Его отец, Стивен Валентайн, последние полгода своей жизни прожил как законченный пьяница, не заботясь больше о том, чтобы разбавить утреннюю стопку водки апельсиновым соком или запить предобеденный виски глотком кофе. Он потреблял эти напитки в чистом виде с какой-то отчаянной бравадой, не скрывая больше истинной силы и жестокости томившей его жажды. И в этом была своего рода гордость наоборот, упрощавшая положение, освобождавшая их от утомительного и постыдного притворства, жалких отговорок, что, мол, «папочка просто немного устал». Хотя в каком-то смысле так оно и было; он действительно устал, устал безумно от попыток построить жизнь так, как, по его мнению, следовало, устал жить, словно агент под прикрытием, нести в одиночку бремя, которым он не мог поделиться ни с женой, ни с психоаналитиком: бремя законченного неудачника.
    Anna Fedorovaalıntı yaptı6 yıl önce
    Всегда, как бы ни было тихо, звучит тот крик, на который я не ответил.
    Ты думаешь, друг мой, что все можно уладить? Исправить? Искупить? Древние верили, что это так. Верили, что даже если это невозможно, то все равно необходимо. А может, я просто теряю рассудок? Ведь я не могу прокрутить жизнь назад. Не могу вернуть свои восемнадцать лет. Так кого мне спасать? Что спасать?
    Без сомнения, во всем этом есть что-то в высшей степени эгоистическое, но поверишь ли ты мне, если я скажу, что я хочу спасти и нас тоже?
fb2epub
Dosyalarınızı sürükleyin ve bırakın (bir kerede en fazla 5 tane)